РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ. » Медиа » Валерий Порываев-Бард РНЕ.


Валерий Порываев-Бард РНЕ.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Кровь текла

Кровь текла в моих жилах, текла издалека,
сквозь столетья по воле славянского рока.

В потаенных ручьях округ сердца журчала,
на горячей волне мою душу качала

И шептала душе, что по праву рожденья
ей великая доля дана во владенье:

Благородного племени древняя слава,
и доверье Творца и святая Держава.

Мы с тобою богаты, безмерно богаты --
нам молитвы отцов как незримые латы,
бесконечная даль просит нашей охраны,
сотни трав исцелят воспаленные раны.

Кровь текла в моих жилах, текла издалека,
холодела в предчувствии злого урока,
закипала она, когда Русь унижали,
застывала она на восточном кинжале,
проливалась на землю от пули устало,
в чернозем уходила, зарей расцветала.

И приказ ее, что неизбежней победы:
Созидать и растить, знать пути и ответы.

Мы с тобою спокойны, по-детски спокойны.
В нас Россия живет и проходит сквозь войны,
и прославится вновь, это может быть завтра,
безупречная кровь, безупречная правда.

"Офицеру националисту"

Враг вцепился в Россию кровавым клещом,
но последняя гордость в истерзанном мире -
ты шагаешь по улицам в сером мундире
со значком Коловрата под черным плащом.
На груди твоей свастика и над судьбой,
говоришь в озарении майского солнца
- Знаешь, как уходили в поход крестоносцы?
Только меч и Евангелие брали с собой...

Вот навстречу, почти у Кремлевских ворот,
в черной форме шагают лихие ребята -
революции национальной солдаты,
Это ты их учил воевать за народ.
Ты в приветствии вскинешь ладонь,
и ребята откликнутся: Слава России!
А весеннее солнце в сияющей сини,
словно ваших сердец беспощадный огонь...

Пусть менты ошалевшие смотрят вдогон,
ты России служил беззаветно и чисто,
но клеймом - убеждения неофашиста,
улетают, наверное, звезды с погон.
И карьера - к чертям!
И досье - в пять томов.
Но как школа - сраженья Чечни за спиною.
Перед новою, перед гражданской войною
Со значком Коловрата ты идешь вдоль домов.

"Стяг с Коловратом"

Флаг с коловратом - новый щит народа.
Его лучи летят из края в край.
Идет вооруженная свобода
в славянский оккупированный рай.
Как много нас за нацию восстало,
закрыв Отчизну сталью светлых душ.
Назло жестокой власти капитала,
Кремлю и провокаторам спецслужб.

Того, кто Русь ограбил, ждет расплата,
неотвратима праведная месть.
Есть у врагов наемные солдаты,
но с нами Бог
и верность -- наша честь.

Чумою лжи охвачена планета,
отбросы рас ползут на русский трон.
А наша кровь чиста, как луч рассвета.
завет отцов - единственный закон.
Мы победим - не может быть иначе.
Нас пламень крови яростью сгорел.
И каждому свое:
Бойцам - удача.
Ворью - тюрьма. Предателям - расстрел.

"Негр"

Негр проехал четверть мира,
или треть -- не все ль равно.
К полевому командиру
заявился в Ведено.

То ли Мбембе, то ли Мганге,
не скажу наверняка,
надоело трескать манго,
захотелось сухпайка,
захотелось денег -- много!
Приключений -- вот те на.
За чужую власть и бога
по душе пришлась война.

И в состав чеченской банды
взяли как боевика
то ли Мбембе, то ли Мгангу,
не скажу наверняка.

Русских он стрелял «отважно» --
из кустов, из-за угла.
Только в плен попал однажды,
тут беда-то и пришла.

* * *
Здесь не праздник Ку-клукс-клана,
не Америка -- Чечня.
Негр-наемник утром рано
ждет привязанный огня.

Он без снайперской винтовки,
он не помнит ничего.
Крепко врезались веревки
в тело черное его.

Дело двигается быстро--
вот солдаты подошли
и соляры полканистры
от танкистов принесли.

Лучше б в джунглях ты молился
деревянному божку.
На хрена гулять явился
по кавказскому снежку?

Вверх огонь пополз спокойно,
Рви веревки иль не рви.
На хрена в чужую бойню
лез нажиться на крови?

И душа, покинув тело,
как из гибельного сна
в небо дымное взлетела
и спросила: На хрена?

"Вертолет без огней"


Над страною камней — вертолет без огней
пролетит, наступающей ночи темней,
где-то вспышка блеснет, пуля ветку хлестнет,
и опять мертвым сном все пространство уснет.

Вертолет без огней... Хищной грусти верней
небо меряет он над войною своей.
Кто его разглядит? Только ветер гудит,
и стреляет на звук одичалый бандит.

Сколько юных солдат, сколько траурных дат.
Есть дорога вперед, нет дороги назад,
Только — пуля в висок, только — тело в песок,
по могилам чужим и родным марш-бросок.

Небо — с бронежилет, под рукой — пистолет,
доломаем Кавказа горящий скелет,
уползающий в ночь с перебитым хребтом,
словно яростным демоном избранный дом.

Над страною камней — вертолет без огней,
и ему — уносящему трупы, видней,
как солдаты живут, как победу зовут.
И кого там двумя бэтээрами рвут.

Вертолет без огней. Нет весны, и черт с ней!
Время года — война. Снег от крови красней,
чем тюльпаны в горах, холоднее, чем страх.
На снегу застывает поверженный враг.

"Позади — очарованный рай"


Если завтра война, мы поплачем о милом,
Перекрестим дымящийся дол,
Проведем бэтээры по отчим могилам,
Чтоб могилы никто не нашел.

Подожжем златоглавый истерзанный город,
Чтобы городом враг не владел.
И зазубренный серп и заржавленный молот
Зашвырнем за небесный предел.

Мы допьем все вино и пройдем по бокалам —
Никому нашу радость не пить!
Если завтра война, мы забудем о малом, —
Честь и славу — за грош не купить.

Наш распахнутый мир будет светел и страшен,
Голос крови сильней, чем закон.
Заминируем каждую пядь этих пашен,
Динамит — под оклады икон.

Видишь, — выхода нет, поднимается ветер,
Русь уводит на облачный край:
Впереди только битва и огненный пепел,
Позади — очарованный рай.

"Сокол знает"

От востока по тонкому льду
ветер звезды сметает.
По степи далеко ли иду?
Сокол знает...

Посмотри, -- распластал он крыла,
выше облака рыщет.
А вокруг окаянная мгла
вьюгой свищет.

Затянулись дороги в петлю,
враг вослед проклинает.
Крепко бога войны я люблю!
Сокол знает.

Прохожу, о России грущу
с песней грозной и честной,
волю вольную в мире ищу --
Град небесный.

Укрывает его высота
и огнями блистает...
Но не знаю, -- войду ли туда?
Сокол знает!

"Горят асфальтовые спуски"

Горят асфальтовые спуски
от солнца. И страна горит.
Я просто говорю по-русски.
Кто здесь по-русски говорит?
И торгаши, и бизнесмены,
и новозваные князья,
и те, кто ночью режет вены,
когда без «косяка» нельзя.
Но, кажется, невнятны фразы
и речь уродливо резка.
Ползёт словесная зараза
совсем чужого языка --
такой развязывает водка,
а может, рюмка коньяка.
Услышу -- видится решётка
и в кольцах крепкая рука.
Услышу -- видятся отели
и денег грязная река,
Россию на таком отпели
(блатная жуткая тоска).
Ну что же, карты раскрывайте,
смотрите, лгущие, в упор.
За письменным столом давайте
начнём последний разговор.
Вы -- на жаргоне, на иврите,
вы -- так, что я не повторю,
вы -- по-английски говорите...
А я -- по-русски говорю.

"Сводятся счеты"

Сводятся счеты в городе темном.
Слышу удары литых кулаков.
Бритоголовые парни в черном --
против кавказских чужаков.

В желтый оскал -- тяжкий «гриндерс»,
камнем вмят смуглый висок,
цепью -- кровавый шрам как индекс,
посланы -- мордами в песок.

На площадях и в проулках узких
надо зверью напоминать:
Это не Юг, где вы русских
грабить могли, унижать, гнать.

Тщетно несется привычно гадок
с мутных экранов протестов гул.
Будет: России -- русский порядок.
Вам: чемодан, вокзал, аул.

0

2

"За белые дни"

Застыла Россия в разрухе и голоде, в плену черноты. За белую власть в белокаменном городе сражаешься ты. Москва закопченая, страхом ученая, покорна врагу. На выбор без выбора им обреченная в соленом снегу. Здесь русская ночь по-восточному хмурится. Где наша земля? Глаза золотые прищурили улицы в округе Кремля. Тускнеют во тьме куполов полукружия и вера на дне. А ты в черной форме, порой без оружия, на вечной войне. Спасают Россию от лжи и бесчестия, как раньше отцы, какие уж там белокурые бестии... Мальчишки — бойцы. Ведь смысл этой жизни не в славе и золоте. Пусть вспыхнут огни За белую власть в белокаменном городе! За белые дни...

"Нам не от богов известно"

Нам не от богов известно
грядущее без прикрас.
Мы долго смотрели в бездну,
она отразилась в нас.
И стали стальными лица,
и стали глаза свинцом.
Обуглилась вмиг столица
отвергнутая Творцом.
Армадой идем немою
дворцы обрекать на слом.
Мы тьму выжигаем тьмою.
Мы зло убиваем злом.
Ведет в высоту дорога,
темнейшая из дорог.
Возможно, мы верим в Бога.
Но это опасный Бог.
Мы -- меч его, бич и злоба.
Смерть -- избранным племенам!
И ангелы смотрят в оба,
не зная -- помочь ли нам.

"Ты меня не предашь"

— Ты меня не предашь?
— Я тебя не предам.
Вам к лицу камуфляж,
словно ночь -- городам
Словно темная ночь,
где огня не добыть,
никому не помочь,
но нельзя отступить.
Среди русских рабов
и заморских князей
слишком много врагов, --
опасайтесь друзей.
Знаю, -- выхода нет,
но оружие есть.
И к лицу вам рассвет,
словно юность и месть.
Кто боец, кто торгаш --
не решать по судам.
— Ты меня не предашь?
— Я тебя не предам!

"Спите, трусы"

Мало тех, кто выйдет вон из строя,
Всей эпохи искупив вину.
Спите, трусы, вас спасут герои --
Человека три на всю страну.

Вам легко, ваш путь -- к окну от двери.
А кому-то -- от огня к огню.
Где-то в чистом поле воют звери
И подходит Пересвет к коню.

Спите, трусы! Этой темной ночью
Свечи загораются вдали.
Ваше знамя, порванное в клочья,
Поднимает кто-то из пыли.

Там идет война за ваше завтра,
Там кому-то вера дорога.
Видно: вами преданную правду
Защищает кто-то от врага.

В вязком иле сытого покоя
Вы навек застыли все равно.
Спите, трусы, вас спасут герои...
Вольным -- воля, а спасенным -- дно.

"Я выхожу из-под контроля"

Я выхожу из-под контроля
Идей, законов и знамен,
Орла, звезды на красном поле
И исторических имен
Я выхожу из-под контроля
Вельможной лжи и звонких фраз,
Творцов чужой беды и боли
И узурпаторов на час.

Моя великая Держава
С непредсказуемой судьбой,
Лишь ты одна имеешь право
На жизнь мою, на голос мой.
Не дам щепотку русской соли
За мед чужих бездонных рек...
Я выхожу из-под контроля,
Монеты втаптывая в снег.

Мне нужен свет, да запах хлеба,
Да песни, что поет народ,
А надо мною — только Небо!
А впереди меня — Восход...

"На льду отражение"

"Ни единой звезды"

Ни единой звезды не горит над Москвой,
Словно пламень последний изжит,
Над лихой головой только ветер кривой
В переулке косом дребезжит.

А мне дали наказ проходить за звездой
Поперек площадей и полян
До неведомых зорь за живою водой
Для безвинно убитых славян.

На восток ли шагать?
На закат ли шагать?
Из зенита дожди выкликать?
Океаны искать?
Родники ли копать? —

Не сказала мне родина-мать.

Сколько мертвых в горах,
Сколько мертвых в лесах,
У границ и у памятных вех —
Им не хватит воды на святых небесах,
Океана не хватит на всех.

Эх, живая вода! Где найти? Где купить?
Растопить из полярных снегов?
Проще кровью горячей могилы кропить!
Много крови у наших врагов!

"Россия гениальная"

"Тепло ли тебе, девица"


Расставшимся со славою,
С бесславием не справиться.
Страна золотоглавая
Чужой свободой давится.

То слева кто-то лязгает,
То справа кто-то целится,
— Тепло ли тебе, красная?
— Тепло ли тебе, девица?

Все каменные норочки
Заполнили разбойнички,
Там по ночам разборочки,
Тут по столам покойнички.

В столице нежить греется,
Заводит речи властные:
— Тепло ли тебе, девица?
— Тепло ли тебе, красная?

А на востоке горочки,
Под угольком Ичкерии,
И подгорели корочки
На хлебушке империи.

Где путь российский стелется,
Там ставят мины частые.
— Тепло ли тебе, девица?
— Тепло ли тебе, красная?

А по задворкам мальчики
Романтики, фантастики.
На рукавах повязочки,
А на повязках — свастики.

Там юным зверем щерится
Заря огнеопасная.
— Тепло ли тебе, девица?
— Тепло ли тебе, красная?

Дрожит над миром марево,
Москва глядит растерянно.
И новой битвы зарево
Плывет в зенит уверенно.

+1


Вы здесь » РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ. » Медиа » Валерий Порываев-Бард РНЕ.