СОЗНАЕМ ЛИ МЫ ЕЩЕ СЕБЯ ДУХОВНЫМИ ЧАДАМИ СВ. КН. ВЛАДИМИРА?

«Боже великий, сотворивый небо и землю, призри на
новыя люди сия, и даждь им Господи, уведети Тебе,
истиннаго Бога, якоже уведеша страны христьянския,
и утверди в них веру праву и несовратну, и мне
помози, Господи, на супротивнаго врага, да надеяся
на Тя и на Твою державу, побежю козни его»
(Молитва св. кн. Владимира во время крещения Руси).

Все ли русские люди в настоящее время знают и помнят день 15-го июля по нашему православному календарю – день памяти великого Просветителя Руси святого равноапостольного князя Владимира?

Все ли русские люди знают и помнят священные заветы своего Просветителя, которые так ясно выражены в его дивной вдохновенной молитве, приведенной нами выше?

Ведь св. кн. Владимиру мы обязаны буквально всем, что есть у нас лучшего – истинно-прекрасного, благородного, возвышенного. Дело крещения всего русского народа, совершенное св. Владимиром, было делом величайшего значения. Просветив русский народ св. крещением, св. Владимир дал ему высшую культуру – культуру духа, основанную на возвышенном евангельском учении. Из народа дикого, варварского, погрязшего в непроглядной тьме язычества, русский народ сделался, в лучшем смысл этого слова, народом культурным, подлинно-христианским, умевшим в жизни своей воплощать заповеди Христова Евангелия, "народом-богоносцем", Святою Русью.

Это отнюдь не пустые слова!

Сам Владимир после крещения сделался неузнаваем. Благодать св. крещения коренным образом преобразила его душу. Из мрачного, жестокого, подозрительного, грубого, сластолюбивого варвара он сделался ласковым, приветливым, целомудренным, любвеобильным и милостивым князем – истинным отцом своих подданных. "Владимир – Красное Солнышко" – вот каким прозвищем характеризуют его письменные памятники второго периода его жизни. Известно даже, что он не решался казнить разбойников.

"Боюсь греха" – так однажды ответил он епископам, недоумевавшим, почему он не хочет казнить последних.

Христианская благотворительность его достигла громадных размеров. Всякий нищий мог приходить в княжий двор и получать все необходимое, а кто не в силах был приходить сам, тем развозились всевозможные съестные припасы по домам. Опасаясь, как говорил он, что "немощные и больные не дойдут до двора моего", святый князь посылал всюду возы, наполненные хлебом, мясом, рыбою, овощами, медом в бочках и квасом, а слуги его, боясь пропустить кого-либо нуждающегося, спрашивали: "Нет ли где больного и нищего, который не может идти к князю во двор?"

Крестившись, Владимир тотчас же отпустил всех своих прежних языческих жен и стал вести строго-христианскую целомудренную брачную жизнь с одной своей законной женой – греческой царевной Анной, от которой родились у него два сына – Борис и Глеб – "прекрасный цвет новокрещеной земли русской", удостоившиеся также причисления к лику святых.

Ставши истинным христианином, св. Владимир все силы прилагал к тому, чтобы и все его подданные не только внешним образом приняли христианскую веру, но и по духу стали бы христианами. Для этого он широко организовал в своей стране христианское просвещение. Во множестве строились школы, воздвигались храмы и монастыри, которые были подлинными очагами духовного просвещения.

И христианство действительно весьма скоро вошло как бы в плоть и кровь русского народа. Примеры подлинно-христианской благочестивой жизни являли не только церковные, но и мирские люди. Идеал святости стал заветным стремлением русского человека.

Отсюда – и возвышенное наименование нашей Родины Святою Русью.

Не то это значит, что все стали святыми и что не было людей грешных. Это значит лишь то, что святость сделалась вожделенным спасительным светочем для русского человека, и что, греша, русский человек понимал, что он грешит, что он отклоняется от своего идеала, и он всегда спешил вернуться к нему чрез искреннее покаяние.

"Боюсь греха" – эти знаменательные слова св. кн. Владимира легли в основание всей нравственно-христианской жизни русских людей, стали характерными и для его семейной, общественной и даже государственной жизни.

"Святость" и "грех" были ярко выраженными понятиями, а не одними пустыми словами, как у большинства современных людей.

Весь домашний быт русских людей, после принятая св. крещения, стал приобретать особенный характер, будучи насыщен всевозможными христианскими обычаями и традициями. Частые и продолжительные молитвы, строгое постничество, благотворительность, путешествие ко св. местам, посвящение себя иноческой жизни – вот, что стало типичным для русского человека-христианина.

Подражая своему св. Просветителю, особенно возлюбил русский человек заповедь о милосердии к ближним, которая глубоко укоренилась в его душе. Широкая русская милостыня, русское гостеприимство и щедрость до самого последнего времени славились, как известно, по всему свету. Этих черт русского человека, каковые внедрены были в него христианством, не искоренила вполне даже сорокалетняя пропаганда злобы, ненависти и эгоизма, столь упорно и настойчиво распространявшаяся коммунизмом.

Влияние Христовой веры, которую дал русскому народу св. кн. Владимир, поистине проникло во все уголки нашей русской народной жизни, народного быта и освятило их. Вместе с тем принятие христианства дало сильный толчок к развитию всех сторон русской культурной жизни: оно подняло авторитет и облагородило значение княжеской власти, упорядочив тем государственное устройство, способствовало возвышению нравов в семейном и общественном быту, принесло на Русь письменность, а с нею книжное просвещение, научило русских людей совершенствоваться в изящных искусствах – живописи, архитектуре и ювелирном деле, и даже в лучшем ведении хозяйства по византийским обычаям.

Христианство, в его истинном, неискаженном облике – православии, дало русскому народу высшую культуру, отображающую в себе всю небесную красоту Божественного Евангельского учения, принесенного на землю воплотившимся Сыном Божиим.

Это все мы, русские люди, должны знать и ценить и не продавать своего сокровища за "чечевичную похлебку".

Мы должны сохранять и умножать данный нам талант.

А это возможно лишь в том случай, если мы будем следовать в своей жизни тем священным заветам, которые оставил нам наш Просветитель св. кн. Владимир в своей вдохновенной молитве.

Высшим знанием, к которому мы должны стремиться, должно быть "ведение Бога" – Боговедение, или познание Бога в его отношении к миру и человеку, в том виде и в тех размерах, в том объеме, в котором это Сам Бог благоволил открыть человеку. Для этого необходимо, в первую очередь, читать и изучать книги, говорящие нам о Боге, начиная с книг Священного Писания Ветхого и Нового Завета, не произвольно толкуя их, но понимая так, как учат понимать облагодатствованные Духом Святым Отцы и Учители церковные, выражающие учение всей Церкви. Необходимо читать и изучать книги, излагающие опыт личной духовно-нравственной жизни святых людей, авторитет которых запечатлен признанием их святыми угодниками Божиими самой Церковью. Необходимо читать и изучать Жития святых мучеников и всех вообще подвижников христианского благочестия, с тем чтобы стараться подражать высоким примерам их Богоугодной жизни. Необходимо, чтобы это стремление к Богопознанию и к Богоугодной жизни было поставлено у нас во главу угла.

Мы должны хранить неизменной "веру праву и несовратну", то есть превыше всего на свете, более самой жизни, дорожить своей Православной верой, как верой истинно-христианской, неискаженной и неизвращенной никакими человеческими мудрованиями. Мы должны знать свою веру и уметь во всеоружии отражать все покушения, какие делаются на нас с целью отвратить нас от единой истинной, единой спасающей веры – со стороны ли латинян-папистов, хотя бы и облекающихся в ризы "восточного обряда", или со стороны разного толка протестантов и сектантов, хитро подходящих к нам с обольщениями "экуменизма".

Мы должны, наконец, твердо знать, что не может быть никакого общения у света со тьмою и никакого согласия у Христа с Велиаром (2 Кор. 6, 14-15), а потому современная идея "сосуществования" со злом или идея мнимо-христианского всепрощения по отношению к сатане и его верным служителям, с какими бы вкрадчивыми и сладкими речами они к нам ни подходили, для нас совершенно неприемлема. Истинный христианин непримирим к супротивному врагу и должен вести с ним никогда не прекращающуюся борьбу, надеясь при этом только на Бога и на Его державу, вплоть до полной победы над кознями его.

Таковы ли мы, православные русские люди, в настоящее время?

Сознаем ли мы себя вполне духовными чадами – сынами и дщерями нашего великого Просветителя святого равноапостольного князя Владимира?

Стараемся ли мы во всем подражать ему, нашему духовному отцу, в его подвиге истинно-христианской жизни?

Берем ли мы во всем пример с наших благочестивых предков – сынов и дщерей Святой Руси?

Является ли высшим идеалом нашей частной, семейной, общественной жизни святость?

Боимся ли мы греха?

Мыслим ли мы нашу будущую Россию, о восстановлении которой мечтаем, Святою Русью?

Пусть ответит на это наша собственная совесть.

Но если она ответит нам, что мы не таковы и даже не стремимся стать такими, то бесплодны, бессмысленны все наши надежды на какое-то светлое будущее, на восстановление и возрождение России. Бесплодны, бессмысленны все, даже самые красивые и вдохновенные речи на наших общественных собраниях, все создаваемые нами политические и патриотические организации, какого бы толка и направления они ни были.

Все это ни к чему, если нет самого главного.

Неужели до сих пор все еще непонятно это?

Ведь сатану и его служителей можно победить только силою Божиею.

А силу Божию, или что тоже – Божественную благодать, сокрушающую диавола и его служителей, можно привлечь только Богоугодной жизнью – стремлением к идеалу святости и устранением себя от греха.

Печальные опыты прошлого за эти истекшие сорок с небольшим лет должны, казалось бы, убедить нас в этой непреложной истине – в том что нет для нас другого спасительного пути, кроме следования священным заветам нашего просветителя святого равноапостольного князя Владимира – пути свято-Владимирского.