Данная статья посвящена тому что бывало с полицейскими во время революци, когда "корочка" дающая не прикосновенность переставала действовать. Рассмотрим февральскую революцию 1917 года по воспоминаниям генерала К.И. Глобачева.

Дикая злоба обратилась именно на полицию, тем более что представители полиции оказались действительно достойными и твердыми в своей служебной чести слугами государственности и гибли жертвами расправы, доблестной смертью давая пример, как надо долг свой исполнять не только тогда, когда все благополучно и исправная служба сулит награды и повышения, но и тогда, когда грозная буря сметает всякое сопротивление( как думаете наши современные полицаи такие же смелые как были при последнем царе?). И когда соблюдение верности долгу сопряжено с гибелью в мучениях и страданиях. Мятежники «рыскали по всему городу, разыскивая городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали звери над своими жертвами.

Мальчишки, остервенелые революционные мегеры бежали вприпрыжку вокруг каждой группы убийц и указывали им, где искать полицейских.

Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Они нисколько не уступают тому, что впоследствии проделывали со своими жертвами большевики в своих чрезвычайках. Я говорю только о Петрограде, не упоминая уже о том, что, как всем теперь известно, творилось в Кронштадте. Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части, некоторых распинали у стен, некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилям, некоторых изрубали шашками. Были случаи, что арестованных чинов полиции и тех,  из полицейских чинов, кто не успел переодеться в штатское платье и скрыться, беспощадно убивали. Одного пристава, например,  привязали веревками к кушетке и вместе с нею живым сожгли. Пристава Новодеревенского участка, только что перенесшего тяжелую операцию удаления аппендицита, вытащили с постели и выбросили на улицу, где он сейчас же и умер. Толпа, ворвавшаяся в губернское жандармское управление, жестоко избила начальника управления генерал-лейтенанта Волкова, сломала ему ногу, после чего потащила к Керенскому в Государственную думу. Увидав израненного и обезображенного Волкова, Керенский заверил его, что он будет находиться в полной безопасности, но в Думе его не оставил  и  не отправил в госпиталь, что мог сделать, а приказал отнести его в одно из временных мест заключений, где в ту же ночь пьяный начальник караула его застрелил. Строевых офицеров особенно в старших чинах, арестовывали на улицах и избивали. Я лично видел генерал-адъютанта Баранова, жестоко избитого во время ареста на улице и приведенного в Государственную думу с забинтованной головой.

Таких примеров можно было бы привести сколько угодно. Все это Керенский называл в то время «гневом народным.

Глобачев К.И. Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения / Под ред. 3.И. Перегудовой; [сост. 3.И. Перегудова, Дж. Дейли, В.Г. Маринич]. – М.: Российская политическая энциклопедия. 2009
Более жестокие расправы происходили при приходе к власти большевиков, часть полицейских взяли работать в милицию так как нужны были профессиональные кадры, но затем и их подвергли репрессиям. И в общем аналогичные виды народного гнева происходят при любых революциях и вообще крупных народных волнениях когда на улицы выходят десятки тысяч людей.
Возможно ли подобное в нынешней России при перевороте власти? Вы и сами в состоянии ответить на этот вопрос, а если кто не в состоянии пускай глянет в интернете о том что пишут новости про Ростов, Новочеркаск, Дагестан, Пермь и Дальний Восток.