Архиепископ Аверкий (Таушев). ЗНАМЕНИЕ ВРЕМЕНИ

"Лицемеры! лице убо небесе умеете разсуждати,
знамений же временом не можете искусити" (Мф. 16,3)
Каждое время, каждая эпоха в жизни человечества имеет свою отличительную черту, которая типична для нее в особенности, преимущественно перед всеми другими эпохами.
Наблюдая за происходящими в нынешнем столетии событиями, мы не можем не придти к убеждению, что самой характерной чертой переживаемого нами времени является потеря страха Божия, а в тесной связи с этим – утрата большинством современных людей голоса Божия в душе человека, или совести.
Современная эпоха, более чем какая-либо в прошлом – мы имеем в виду главным образом, конечно, христианский период истории человечества – может быть названа безбожной и безсовестной. А уж вполне естественным следствием этого является столь распространенная теперь безпринципность, равнодушие к добру и злу, аморальность, эгоизм, оппортунизм, погоня за материальными благами с полным пренебрежением к благам духовным, безстыдный, почти открытый разврат и все растущая преступность, с которой все труднее бороться органам власти.
И все это – совершенно вопреки радужным прогнозам и восторженным «предсказаниям», которые мы так часто слышали в начале этого столетия, что 20-ый век будет веком необычайного расцвета и всестороннего прогресса человечества, когда не будет ни войн ни междоусобиц, а наступит общая счастливая и радостная для всех жизнь, всеобщее благополучие и благоденствие, чуть ли не рай на земле.
Теперь мы хорошо видим, чего стоили все эти радужные «предсказания» и до какого «прогресса» и «рая на земле» пришлось нам дожить!
Прогресс в технике и разных научных открытиях и изобретениях, конечно, есть, но ведь все эти аэропланы, радио, телевизия, а наряду с этим – атомные и водородные бомбы и т.п. «прелести» и «достижения» нашего века, разве это то, что может дать «небывалое благоденствие», «благополучие» и «счастье» людям?
А вместо обещанного «мира всего мира» и прекращения войн и междоусобиц, – действительно еще небывалые в истории человечества две страшные мировые войны, кровавые революционный междоусобицы, поглотившие миллионы жертв и нависшая сейчас угроза еще, более страшной третьей мировой войны, как уже вперед ее называют, «атомной»!
Все это – следствие более и более прогрессирующего греха.
Обыкновенно нам возражают: люди, мол, всегда грешили и грешат, и ничего особенно-нового в том, что сейчас происходит, нет.
Да! грех всегда, в какой-то мере, был и есть свойствен людям, унаследовавшим от прародителей поврежденную грехом природу, а потому «несть человек, аще жив будет, и не согрешит», и только един Бог без греха.
Но грех греху – рознь. Прежде грешили, большей частью, тайно – так, чтобы никто не знал, – ибо всякий грех навлекал на себя общее осуждение, – а, согрешив, очень часто потом искренно, всей душой каялись и исправлялись, коренным образом изменяя свою жизнь и настроение к лучшему. Покаяние, если, конечно, оно искреннее и глубокое, способно изглаждать все грехи и исцелять губительные последствия их, возрождая человека к новой жизни. Мы знаем множество примеров, когда великие грешники становились великими праведниками, святыми.
Не то теперь! Греха теперь почти никто не стыдится и никто не осуждает, лукаво пользуясь при этом иногда даже изречением Христовым: «Не судите, да не судими будете» (Мф.7,1), как будто грех и сам по себе не заслуживает осуждения. И грешат явно – нагло и безстыдно, нисколько не думая о покаянии, а даже наоборот – всячески оправдывая себя и цинично присваивая себе как бы право на грех. Самое понятие о грехе среди современных людей, за малыми исключениями, вытравлено из сознания: грех стал чем-то обычным и не подлежащим более осуждению общества, ни даже голоса совести.
Уверяющим же нас, что ничего особенного, ничего нового в наши дни нет, ответим вопросами:
Когда же это прежде, да еще в эпоху христианской веры, существовало огромное могущественное государство, раскинувшее свои пределы на шестую часть света, верховоды которого руководились бы в своей деятельности богоборческой идеологией и одной из главных целей своей работы ставили бы насаждение всюду атеизма, или безбожия?
Где и когда представители государственной власти провозглашали «противобожественный фронт» и вербовали членов в «Союз воинствующих безбожников»?
Где и в каком еще веке, после окончательной победы христианства над мракобесием язычества, возникало такое неистовое, лютое гонение на истинную веру и Церковь Христову, царил такой ужасающий террор и проливалась невинная кровь миллионов людей?
Все это – хваленые «достижения» «прогрессивного» 20-го века!
Где и когда в христианских странах допускался такой безстыдный, почти открытый разврат, такая почти полная обнаженность всего, что связано с плотским грехом, и распущенность нравов?
Где и когда в прошлом государственные власти легализовали массовое убийство еще не родившихся детей, единственно по прихоти их развращенных родителей, не желающих нормально, по закону естества, рождать, выращивать и воспитывать зачатых ими детей и нести таким образом всю законную ответственность за их зачатие?
Где и когда в христианском человечестве признавались за нравственно-извращенными, морально-искалеченными людьми-уродами права на содомский грех – тот грех, за который Сам Бог так строго покарал древние города Содом и Гоморру, послав на них огненносерный дождь, чтобы огнем выжечь эту гнусную нечистоту, этот мерзкий противоестественный грех?
Где и когда видано в прошлом, чтобы люди не только не стыдились этих плотских грехов, но и выносили их буквально на улицу, безстыдно афишируя самих себя и даже агитируя среди других?
И это все – «прогресс» хваленого 20-го века!
Но самое ужасное то, что это моральное разложение вошло уже и в религиозную жизнь людей. В религиях Запада, давно отпавших от истинной веры и Церкви, это даже не так удивительно, хотя не может не привлечь нашего особого внимания, что это моральное разложение особенно быстрым темпом пошло именно в наше время. Монолит римского католицизма двумя последними папами и 2-ым Ватиканским собором расшатан до основания, а протестанты дошли уже до отрицания многих основных догматов христианской веры и готовы совсем слиться с миром сим, во зле лежащим, в котором «все – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская» (1 Ин.2,16).
Действительно ужасно для нас и самое страшное для всех истинно-верующих это то, что враги вошли уже внутрь самой нашей Православной Церкви и пытаются, притом невполне без успеха, взорвать ее изнутри. Конечно, мы верим, что, по обетованию Самого Христа-Спасителя: «Врата адовы не одолеют ее» (Мф.16,18), и она пребудет до скончания века (Мф.28,20), но для скольких слабых душ угрожает смертельная опасность потерять веру и погибнуть навеки! Недаром же Христос-Спаситель назвал Своих истинных последователей «малым стадом» (Лк.12,32), сказав притом, что когда Он снова придет на землю, едва ли «обрящет веру на земли?» (Лк.18,8).
В Православной Церкви, как это стало особенно ясно в последние годы, с начала этого 20-го века наблюдается стремление к реформации в чисто-протестантском духе, с единственной, в сущности, целью, узаконить беззакония.
Слишком соблазнительной показалась все более и более входящая в моду, под влиянием расцерковления общества, свобода и распущенность нравов.
И вот, под хитро-лукавым предлогом «возвращения Церкви к апостольским временам», явилось стремление не только отбросить, как уже «отжившую», «не отвечающую духу времени», всю церковную дисциплину, богомудро выработанную столпами нашей Церкви – святыми отцами – в течение ряда веков, но и многое переделать, в угоду лености и понизившейся нравственной жизни, – договорились даже до якобы необходимости перередактировать текст Священного Писания, в согласии с своими извращенными вкусами – в поблажку своим страстям.
Попытки эти начаты уже давно и вылились, наконец, в создание так называемой «живой церкви», а затем – «обновленчества» у нас в России в годы всеобщей разрухи во время революции. Но тогда еще крепкии духом верующий русский народ решительно отверг «живцов» и «обновленцев», и вся эта губительная для душ затея скандально провалилась, несмотря на мощную поддержку заинтересованной в развале Церкви безбожной советской власти.
На смену «живцам» и «обновленцам» явилось «сергианство», не столь явно порывавшее в начале с истинным Православием, но сразу же открыто поставившее себя в услужение богоборческой власти. Постепенно же и оно (да и не могло быть иначе при таком тесном сближении с богоборцами!) оформилось, как отступление от истинного Православия чрез слияние своей идеологии с идеологией мира сего, во зле лежащего, и признание за атеизмом права на существование.
Об этом красноречиво свидетельствуют публичные заявления и высказывания его «верховодов» и самый факт вступления их в «мировой Совет Церквей».
Это движение вскоре распространилось и в других церквах Православного Востока, начиная с Константинопольской патриархии, официально признавшей в 1923 году «живую церковь» в России законной церковью.
В 1923 году Константинопольским патриархом Мелетием IV был созван «Всеправославный конгресс», на котором были предложены следующие «реформы» в отмену существующих канонических правил и установлений Православной Церкви:
1) Женатый епископат,
2) Второбрачие священнослужителей,
3) Новый календарь,
4) Сокращение Богослужения,
5) Упразднение постов и монашества,
6) Упрощение одежды духовенства, то есть разрешение духовенству ношения светской одежды и светского образа жизни.
Тогда эти «реформы» вызвали много протестов и возражений, в том числе и со стороны других восточных патриархов, заявивших, что для проведения таких «реформ» необходим Вселенский Собор, который один только является единственной авторитетной высшей властью в Церкви.
С течением времени подобные настроения и тенденции не только не исчезли, но еще более укреплялись в разных поместных православных церквах, и теперь сторонники их усиленно пропагандируют для проведения их созыв «Восьмого Вселенского Собора».
Зная современную настроенность многих церковных «верховодов» и их напористость в проведении своих разрушительных планов, мы можем ясно себе представить, что это будет за «Вселенский Собор»! Еще не дожидаясь официальных постановлений. Многие уже провели в жизнь некоторые из этих «реформ», игнорируя в своей деятельности весьма категорические церковные правила. Но, конечно, кое у кого совесть все-таки говорит, и им хотелось бы поэтому «узаконить» совершаемые ими в единоличном порядке беззакония.
Вот и причина, почему эти лукавые люди, хотя и носящие образ благочестия, но силы его отвергшиеся, так домогаются созыва этого «Восьмого вселенского собора». Они уверены, что таких, как они, на «соборе» будет «большинство», а потому они «большинством голосов» проведут все то, что им хочется, то есть совершенно официально, со всею видимостью законности, формально узаконят беззакония. Но будет ли такой «Вселенский собор» действительно авторитетным для всех и непререкаемым выражением голоса Духа Святого («Изволися Духу Святому и нам»...) , как бывшие ранее и признаваемые всей нашей Церковью семь Вселенских Соборов?
Конечно, нет!
Все прежние Вселенские Соборы начинали свои постановления с утверждения всего того, что было постановлено на предшествовавших Соборах, а этот, как уже теперь можно видеть, поставит себе главной задачей ниспровергнуть весь прежний церковный строй, все, что прежде было постановлено. А потому это будет не «Восьмой вселенский собор», а «Второй разбойничьи собор», по образу того собора 449 года в г. Ефес, который вошел в историю Церкви с наименованием «разбойничьего».
Кому же нужен такой «собор»?
Конечно, только врагам Церкви, явным и тайным.
Bcе истинные чада Церкви Христовой не признают его законным и постановлений его не примут, и произойдут только новые расколы и разделения, что как раз и нужно врагам Церкви, подготовляющим торжество антихриста.
Первая проба ими уже сделана в виде самовольного и самочинного введения некоторыми отдельными церквами нового календаря, что вызвало повсюду лишь взаимную вражду и разделения между верующими, как например, в Греции, где народ разбит на две группировки «старостильников» и «новостильников».
Все это – знамение времени!
А ведь мы призваны «служить», как учил великий отец Православия святитель Афанасий Александрийский, «не времени, а Богу».
Бойтесь же и бегите этого лукавства, все верные чада Святой Церкви!