РАССУДОЧНОСТЬ, ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ ЗАПУТЫВАЮТ ЛЮДЕЙ

Из наставлений старца Паисия. Святые отцы на все смотрели духовным, Божественным оком. Святоотеческие книги написаны Духом Божиим, и Тем же Духом Божиим Святые Отцы истолковывали Священное Писание. Сейчас нечасто встретишь этот Дух Божий, и поэтому люди не понимают святоотеческие творения. Они смотрят на все оком мiрским, они не вглядываются дальше, у них нет той широты, которую подают вера и любовь.

Преподобный Арсений Великий не менял воду, в которой замачивал пальмовые ветви, и она очень плохо пахла  [Старцы спрашивали Авву Арсения, говоря: «Почему ты не переменяешь воды с ветвями – она дурно пахнет?» Он отвечал: «За благовония и масти, коими наслаждался я в мiре, надобно терпеть мне это зловоние». Древний Патерик]. Но где нам понять, что за дивный источник бил из этого чана с протухшей водой!

«Ну уж этого-то я понять не могу!» – скажет кто-то. Говорящий так не хочет потерпеть и всмотреться в эту воду получше, чтобы увидеть, нет ли в ней чего-то еще, но отвергает ее, потому что не понимает.

Если вмешивается рассудочность, то человек не понимает ни Евангелия, ни Святых Отцов. Искажается орган духовного чувства, и человек, обезценивая своей рассудочностью и Евангелие, и Святых Отцов, доходит до того, что говорит: «Сколько же лет люди без проку мучают себя аскезой, постом, прочими лишениями!» Но говорить так – это хула.

Как-то раз ко мне в каливу приехал один монах-келиот на машине.
– Сынок, – говорю, – ну тебе-то зачем машина? Ведь она не приличествует твоему образу жизни!
– Почему же, Геронда? – удивился он. – Разве в Евангелии не написано: «Сторицею приимет и живот вечный наследит?» [Мф.19:29]
– Говоря «сторицею примет», – ответил я, – Евангелие имеет в виду то, что человеку необходимо. Но монаху, кроме этого, приличествует то, о чем говорит апостол Павел: «Яко ничтоже имуще, а вся содержащее» [2Кор.6:10]. То есть у монаха нет ничего, но за его добродетель люди доверяют ему, и он может распоряжаться их богатством. Священное Писание не имеет в виду того, чтобы мы, монахи, собирали богатство сами!
Видите, какие ошибочные толкования может дать человек от рассудочности?

Всегда знайте, что если человек не очистится, если к нему не придет Божественное просвещение, то толкования, которые он будет давать, будут одной сплошной мутью.

Как-то раз меня спросили: «Почему Матерь Божия не сотворила чуда на острове Тинос и итальянцы взорвали крейсер "Элли" в день Успения?» [15 августа 1940 г. (в день Успения Пресвятой Богородицы по новому стилю) итальянской подводной лодкой был потоплен стоявший на рейде в порту греческого о. Тинос крейсер греческих ВМС «Элли». Итальянцы торпедировали «Элли» во время высадки греческих моряков на берег для участия в торжествах, посвященных Пресвятой Богородице (на Тиносе находится одна из наиболее почитаемых в Греции чудотворных икон Божией Матери). Вероломный акт был совершен за два с половиной месяца до объявления Италией войны Греции. После потопления «Элли», поняв, что война с Италией неизбежна, греки стали усиленно готовиться к защите Отечества. – Прим. пер.] Но, попустив это зло, Матерь Божия сотворила большее чудо. Взрыв «Элли» привел греков в негодование. Греки поняли, что для итальянцев нет ничего святого, и поэтому после с криками «Ура» они прогнали их со своей земли. А если бы итальянцы не совершили этого злодеяния, то, не понимая нечестия итальянцев, греки могли бы сказать: «Они ведь тоже народ верующий, они наши друзья». А сейчас приходят люди с рассудочным мышлением и говорят: «Что же Матерь Божия чуда-то не сделала, а?» Ну что им на это скажешь?

А другие спрашивают: «Почему в Библии написано, что пламя Вавилонской печи, в которую бросили трех отроков, поднималось на сорок девять локтей? Линейкой его, что ли, померили?» Но сначала высота пламени поднималась на семь локтей. Потом в печь, не переставая, подбрасывали различные горючие вещества, чтобы она разожглась седмерицею. Семью семь – сорок девять, не так ли? А вот если бы тех, кто задает такие вопросы, самих бросили в эту печку?

В этих людях виден рационализм, рассудочность, лишенная смысла, находящаяся совершенно вне реальности.

Некоторые из нынешних богословов занимаются «проблемами», подобными той, что описана выше. Например, они задаются вопросом: «Что стало с бесами, которые вошли в стадо свиней и утонули в море [Мф.8:32]? Выжили они или захлебнулись?» Но значение имеет то, что эти бесы вышли из человека. Какое твое дело, что с ними стало потом! Смотри лучше за тем, чтобы тебе самому не стать бесноватым, и не ломай голову над тем, где находятся эти бесы сейчас.

– А некоторые, Геронда, пытаются увязать Евангелие с человеческим здравым смыслом. Посредством этого здравого смысла они исследуют Евангелие и никак не могут в нем разобраться.

– Увязать Евангелие с человеческим здравым смыслом невозможно. В ОСНОВЕ ЕВАНГЕЛИЯ ЛЕЖИТ ЛЮБОВЬ. В ОСНОВЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА ЗАЛОЖЕНА ВЫГОДА. В Евангелии написано: «Если кто-то принудит тебя идти одну версту, то иди две» [Мф.5:41]. Разве в этом виден здравый смысл? В этом, скорее, видно умопомрачение.

Поэтому те, кто хочет увязать Евангелие со здравым смыслом, заходят в тупик. Например, есть различные общества, занимающиеся благотворительностью. Когда они узнают о том, что кто-то разорился, обнищал и имеет нужду в деньгах, то говорят: «Мы поможем этому человеку, но сперва убедимся в том, что он действительно нуждается». И вот два-три представителя от этого общества идут в дом к разорившемуся человеку, чтобы посмотреть, правда ли он испытывает нужду. Приходят и видят, к примеру, роскошно обставленную гостиную. Тогда они говорят: «Ну и ну, такие кресла, такая обстановка! Раз у него такая мебель, то никакой нужды он не испытывает». И оставляют человека без помощи. Однако они не понимают, что несчастному нечего есть. Не понимают, что если кто-то становится бедным, это не значит, что он в тот же час должен сменить свою одежду на нищенские лохмотья. И откуда нам знать, может быть, эта мебель стоит у него в доме с незапамятных времен, и он еще не успел ее продать? Или, может быть, кто-то, узнав о том, как нуждается его семья, подарил им эти кресла и стулья?

Люди судят и рядят посредством рассудочности, здравого смысла, поэтому они запутываются, и Евангелие в их жизнь не входит. Люди смотрят на вещи поверхностно и поэтому истолковывают все на свой лад.