РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ. » Исторические материалы » Сталин и Православие


Сталин и Православие

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сталин и Православие
 
http://imglink.ru/thumbnails/08-02-12/affcd38c672f41240e648c6d68c4cfba.jpg

В ХХ веке Православное Христианство столкулось с прямой угрозой своему существованию, захватившие власть в оплоте Православия, Российской Империи, большевики стали проводить политику воинствующего атеизма, они проводили пляски в бесовских костюмах, совмещали свои праздники с Православными так, чтобы, например первомай приходился на Страстную неделю Великого Поста, а новый год на заключительную неделю Рождественского Поста, самую строгую. 
Апогеем безбожия стало время правление Сталина, даже неделя стала шестидневной, начиная с 1929 года в СССР рабочая неделя была "подвижной" - пять дней трудящиеся работали, на шестой отдыхали (для характеристики такой недели существовал даже специальный термин - "непрерывка". Христианское воскресенье перестало быть неизменным праздником для верующих, ведь выходным мог оказаться любой день недели. Борьба с религией и Церковью в советском государстве началась буквально сразу после того, как ленинская партия захватила власть. Известно, что после 1917 г. большевики поменяли орфографию для таких слов, как: безценный, безполезный, безчеловечный, безпринципный, безсовестный, безсмысленный, безславный, безпощадный, безплодный, безсодержательный, безпомощный и т.д., и заставили писать все эти слова с приставкой "бес" вместо "без". Казалось бы, какая разница? А разница очень велика. "Без" - это отсутствие чего-то, а "бес" - это одно из имен дьявола. Слова "бес-ценный", "бес-полезный", "бес-человечный" и т.д. - это слова, прославляющие беса и приписывающие бесу те качества, которых он иметь не может по определению. Так же надо упомянуть о пятиконечной звезде, что с одной стороны есть сатанинский символ, а с другой стороны кабалистический символ иудеев, где в отличии от шестиконечной звезды, гоям не отведено вообще какой либо свободы. Мавзолей тоже был построен в стиле сатанинского зиккурата, а внутри выглядел в соответствии с чертежами престола сатаны. Борьба с Православием прошла несколько этапов, если вначале большевики не имели четкой программы уничтожения Православной Церкви (как основной религиозной конфессии страны), то в дальнейшем, начиная с 1922 г., такая программа у них появляется. Старый принцип "разделяй и властвуй" дает свои первые плоды: инициирование обновленческого раскола, травля в печати Патриарха Тихона, вербовка ОГПУ НКВД "своих людей" в епископском корпусе - все это приводит к дезорганизации Центрального церковного управления, а со временем (особенно в следствии сергианской политики после 1927 г.) ставит Церковь в зависимость от политических интересов большевистского руководства. А если принять во внимание, что стратегической целью партии являлось полное уничтожение религии и Церкви, то перспективы существования в СССР религиозных организаций (прежде всего РПЦ) невозможно было признать радужными. В конце 1920-х годов все это стало окончательно понятно даже теми религиозными руководителями, кто надеялся на смягчение с течением лет "безбожной активности". Репрессии 1930-х затронули уже всех: и лояльных, и нелояльных, и православных, и иноверных. По мере строительства социалистического общества борьба с религией и Церковью лишь усиливалась, а официальная пресса позволяла себе все более оскорбительные характеристики "религиозных мракобесов". Удивления все это вызывать не может. При ЦК РКП(б) еще с 1922 г. существовала специальная Комиссия по проведению отделения Церкви от государства, действовавшая вплоть до ноября 1929 г. Эта Антирелигиозная комиссия (кстати, в 1928-1929 гг. она именно так и называлась) жестко контролировала религиозные организации, действовавшие на территории советского государства. Ее бессменным председателем был Емельян Ярославский, о котором речь еще впереди. Большевистские лидеры уделяли серьезное внимание вопросам религии и Церкви, принимая непосредственное участие в заседаниях АРК. После 1929 г. вопросы религиозной политики рассматривались, как правило, на заседаниях Секретариата ЦК партии. Еще на XV съезде партии, в 1927 г., И.В. Сталин говорил об ослаблении антирелигиозной работы, через год на собрании московского партактива указав на необходимость "связать широкую массовую антирелигиозную кампанию с борьбой за кровные интересы народных масс". Коллективизация означала для большевиков антиклерикализацию деревни и в целом усиление антирелигиозной борьбы. В начале 1929 г. был разослан совершенно секретный циркуляр "О мерах по усилению антирелигиозной работы". Борьба с религией приравнивалась к классово-политической. Собственно говоря, это и был новый этап наступления на религию. Активизировал свою деятельность и Союз безбожников СССР, открыто поддерживавшаяся государством "общественная" организация. Союз возник в первой половине 1920-х годов, в то время, когда власти только начинали систематическую антицерковную работу. О Союзе, думается, необходимо сказать несколько слов. В декабре 1922 г. в СССР стала издаваться газета "Безбожник", инициатором создания которой и ее ответственным редактором на протяжении почти двадцати лет являлся Е.Ярославский. 12 сентября 1923 г., когда на заседании АРК обсуждался вопрос "о формах и способах антирелигиозной пропаганды в деревне", Ярославский выдвинул идею организации кружков воинствующих безбожников. 7 октября того же года в газете "Безбожник" этот вопрос был поставлен уже официально. Власти поддержали инициативу, и 27 августа 1924 г. в Москве созвали первое учредительное собрание Общества друзей газеты "Безбожник". Общество всемерно укреплялось и поддерживалось "сверху". В ноябре 1924 г. Е.Ярославский обратился в ЦК партии с запиской, в которой предлагался проект постановления об организации уже полноценного антирелигиозного общества. В ЦК идея нашла полную поддержку, и в апреле следующего 1925 г. в Москве прошел новый съезд Общества друзей газеты "Безбожник", положивший начало Союзу безбожников СССР (в 1929 г., кстати, переименованным в Союз воинствующих безбожников). Организация имела свой Центральный Совет, в который вошли и такие известные большевики, как П.А. Красиков, И.И. Скворцов-Степанов, П.Г. Смидович. Председателем СБ СССР стал Емельян Ярославский. Главными лозунгами Союза были - "Через безбожие - к коммунизму" и "Борьба с религией - это борьба за социализм". Антирелигиозная пропаганда со второй половины 1920-х гг. проводилась в организационных рамках Союза. Апогеем деятельности организованных безбожников СССР стал их II съезд, прошедший в июне 1929 г. На съезде присутствовали 1200 делегатов, представлявших около полумиллиона идейных борцов с "религиозным дурманом". Впрочем, о том, как бороться, предстояло еще решить. Лидер Союза Е. М. Ярославский полагал необходимым организовать систематическую антирелигиозную пропаганду, пытаясь предостеречь от необдуманных поступков своих не в меру ретивых единомышленников. Но в условиях усиления борьбы с религией любые призывы оставались только призывами. Цель была вполне определена: на религии предстояло поставить "крест". Не случайно на II съезде безбожников поднимался и вопрос даже о летоисчислении. "Начать считать летоисчисление с первого года пролетарской революции - очень сложное дело, и я боюсь, чтобы не повторился опыт Великой Французской революции, - заявлял Ярославский, буквально сразу после этого отмечая: - "Мы уже сегодня во всех советских актах и в литературе должны отмечать наше летоисчисление. 1929 год отмечается как 12-й год новой эры, нашей эры. Я употребляю слово "нашей эры", чтобы не говорить об эре христианской". Председатель СВБ предлагал вводить в сознание широких масс понимание того, что в мире началась новая коммунистическая эра. Но сознание широких масс - и в СССР, и за границей - не поддалось! С 30 января по 4 февраля 1932 г. в Москве проходила XVII партийная конференция, одобрившая план развития промышленности на 1932 год и принявшая директивы к составлению второго пятилетнего плана социалистического строительства. На конференции была сформулирована главная политическая задача безбожной пятилетки.
Задачи были поставлены, и цели определены. Для религиозных организаций эта определенность XVII партконференции была равносильна приговору. Сознательные и активные строители нового общества не могли быть носителями "религиозной заразы". Антирелигиозную деятельность необходимо было усилить. Разумеется, Союз воинствующих безбожников не мог стоять в стороне от этого дела. И действительно, к ноябрю 1931 г. в его рядах числилось уже свыше 5 миллионов членов, объединенных в более чем 60 тысяч ячеек (а ведь в 1926 г. в Союзе было только 87 тысяч человек, в 1929 г. - 465 тысяч, а в 1930 г. - свыше 3,5 миллиона!).
Тиражи антирелигиозной литературы также увеличивались год от года: если в 1927 г. организации безбожников издали книг и брошюр общим объемом в 700 тысяч печатных листов-оттисков, то в 1930 г. - уже свыше 50 миллионов. Тираж газеты "Безбожник" в 1931 г. достиг полумиллиона экземпляров, а тираж журнала "Безбожник" - 200 тысяч. Вовсю организовывались кружки юных безбожников (к концу 1931 г. в них было 2 миллиона человек). Кстати сказать, в 1932 г. в государственном антирелигиозном издательстве тиражом 12,5 тысячи экземпляров вышел и первый том пятитомного сборника председателя ЦС СВБ Е.М. Ярославского "Против религии и Церкви".
На какие средства Союз жил и содержал свою бюрократию, занимался издательской деятельностью? Официально - на членские взносы (60 копеек с горожанина и 24 копейки от жителя деревни), а также доход от литературного издательства. Реально - помогало государство, заинтересованное тогда в усилении безбожной пропаганды. Именно государство было заинтересовано в создании специальных антирелигиозных рабочих университетов - специальных учебных заведений, создававшихся с целью подготовки антирелигиозного районного актива буквально накануне нового наступления на религию и Церковь в СССР. Первый такой университет появился в Рогожско-Симоновском (Пролетарском) районе Москвы. В 1930 г. в Москве был даже издан сборник программ и материалов "Рабочего антирелигиозного университета".
Средства на создание такого университета во всех крупных городах СССР могла предоставить только центральная власть. Итак, Союз воинствующих безбожников был в авангарде борьбы за выполнение решений XVII партконференции. По этому плану, реконструированному покойным петербургским профессором С.Н. Савельевым, к 1932-1933 гг. должны были закрыться все церкви, молитвенные дома, мечети и даже синагоги; к 1933-1934 гг. - исчезнуть все религиозные представления, привитые литературой и семьей; к 1934-1935 гг. - страну и прежде всего молодежь необходимо было охватить тотальной антирелигиозной пропагандой; к 1935-1936 гг. - должны были исчезнуть последние молитвенные дома и все священнослужители; а к 1936-1937 гг. - религию требовалось изгнать из самых укромных ее уголков.
Согласно статистическим данным, приводимым самими безбожниками, в 1931 г. в стране было свыше 3000 безбожных ударных бригад (причем более половины из них - в Ленинграде, где они появились одними из первых в стране в 1929 г.), свыше 100 безбожных ударных цехов и заводов, около 300 безбожных колхозов. К концу 1932 г. планировалось значительное усиление безбожных рядов - до 8 миллионов человек. Численность юных борцов с мракобесием и клерикализмом должна была возрасти до 10 миллионов! Не получилось...
Война приостановила деятельность Союза воинствующих безбожников СССР. Официально его никто не закрывал, но ни о какой серьезной антирелигиозной деятельности после 22 июня 1941 г. говорить не приходилось. Формально Союз существовал вплоть до 1947 г., когда передал функции распространения научного атеизма Всесоюзному обществу "Знание". Однако журналов и газет, подобных "Безбожнику" (который с начала войны перестал выходить из печати), уже не издавалось.
Показательна и судьба "главного безбожника" - Е.М. Ярославского. Член ЦК ВКП(б), депутат Верховного Совета СССР, известный партийный публицист, он вынужден был по воле Сталина, который был обеспокоен тем, что немцы открывали приходы на оккупированных территориях, в первые месяцы войны написать статью "Почему религиозные люди против Гитлера", тональность которой кардинально отличалась от тональности всех его антирелигиозных статей, написанных до того. Ситуация изменилась, и вождь прагматически пересмотрел старые антирелигиозные и антицерковные лозунги, на время "забыв" об обязательном партийном атеизме.
5 сентября 1943 г. в "Правде" впервые за много лет на первой странице было опубликовано краткое сообщение о встрече Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) с И.В. Сталиным. А ровно три месяца спустя в той же "Правде" было опубликовано правительственное сообщение о кончине Е.М. Ярославского, скончавшегося 4 декабря 1943 г.
Некрологи прислали от ЦК ВКП(б) и СНК СССР, от Президиума Верховного Совета СССР и РСФСР, от ЦК ВЛКСМ, от Института Маркса-Энгельса-Ленина, от Академии наук СССР и еще много от кого. Не было только соболезнований от СВБ. Да и в статьях, посвященных памяти Е.М. Ярославского, ни слова о его антирелигиозной деятельности не содержалось. Получалось, что ее просто не было! Академики в своем слове "Памяти..." умудрились даже заявить, что среди более чем 800 книг и статей Ярославского огромное большинство "посвящено истории рабочего класса, революционного движения, истории партии, жизни и творчеству великих вождей пролетариата - Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина", сознательно запамятовав, что 440 его публикаций были работами атеистическими.
Никто не вспомнил об антирелигиозной деятельности Е.М. Ярославского и в двух последующих правдинских публикациях - в репортаже "У гроба" и в сообщении о похоронах, состоявшихся на Красной площади 6 декабря.

1943 год, можно сказать, открыл новый этап государственно-церковных отношений в СССР, показав всему миру, что в Советской стране религиозная и антирелигиозная политика - дело тактики в большой стратегической игре, исход которой мог предвидеть только один человек, имевший, правда, незаконченное семинарское образование.
Существовала при Сталине и некая альтернатива Христианства, так называемое сергианство, некий Страгородский уже в 20-х годах пытался сделать себе карьеру на сговоре с властями, так как он был один из немногих служителей церкви, кто одобрял власть безбожную по определению, его особо никто не слушал из власть имущих. Страгородский всё же стал митрополитом, но к 1930 г. более 30 архиереев отказались от административного подчинения митрополиту Сергию, выступая против компромиссов с властью. Большинство "непоминающих" были арестованы и отправлены в лагеря и ссылки в 1928-1929 гг.: митрополит Иосиф (Петровых), архиепископы Серафим (Самойлович), Варлам (Ряшенцев), епископы Виктор (Островидов), Димитрий (Любимов) и многие другие, кому предстоял мученический подвиг. 
Дальнейшее наступление на Русскую Православную Церковь ознаменовалось усилением кампании безбожников, а нарастающие темпы индустриализации всколыхнули в стране "антиколокольную" кампанию.
Митрополит Сергий оказался в изоляции, один на один с атеистической вакханалей, масштабы которой продолжали расширяться. Вслед за снятием колоколов разрушению подвергались храмы. С 1930 по 1934 г. их численность сократилась на 30%.
Сталинский тезис об усилении классовой борьбы по мере продвижения к социализму развязал руки не только НКВД, но и атеистам. Прокатилась лавина репрессий против верующих и пастырей. Каждый из них обязан был теперь пройти через всеохватывающее анкетирование, которое определяло степень терпимости режимом этого лица.
Жизнь приходов контролировалась инспекторами по наблюдению и негласными осведомителями НКВД.
Летом 1937 года по распоряжению Сталина был разработан приказ о расстреле в течение четырех месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. Ушел из жизни священно мученик митрополит Петр (Полянский), проведший в тюрьмах и ссылках 12 лет. Приговор был приведен к исполнению 10 октября 1937 года.
Один за одним уходили из жизни иерархи, увенчав свой исповеднический подвиг пролитием крови за Христа. 11 декабря 1937 года на полигоне Бутово близ Москвы был расстрелян митрополит Серафим (Чичагов). В последний день страшного 1937 года был расстрелян один из выдающихся исповедников Православия архиепископ Фаддей (Успенский). Год "Великой Чистки" и последующий за ним 1938 были самыми страшными для духовенства и мирян - 200000 репрессированных и 100000 казненных. Был расстрелян каждый второй священнослужитель.
Но Православная Церковь оказала великое духовное сопротивление тоталитарному режиму. С какой верой, верностью и самопожертвованием прошли и закончили духовенство и миряне свой земной путь. И, если, когда-нибудь удастся прославить всех русских подвижников XX века, то Русская Православная Церковь станет Церковью Российских Новомучеников.
Сергианство дало огромное преимущество властям, оно позволило взять религию под контроль НКВД, об этом пел Русский Патриот Игорь Тальков: "Где священник скрывает под рясой КГБшный погон"!

0

2

Хорошо хоть слово безнравственный большевики пощадили, до сих пор пишем с приставкой "без".

0

3

Да, большевики пришли к власти. "...и кто это говорит, что и то бывает, чему Господь не повелел быть"! Вы говорите о части религиозного быта, согласен, что немаловажной, а представьте, что перед Вами огромная страна,разрушенная, кстати не большевиками, готовая развалиться на части, и эта страна в руках Ленина и Троцкого, и недоучившегося семинариста Сталина там бы не было, а дело Ленина продолжил бы Троцкий, не было бы расстрелянного съезда продолжателей дела Ленина, а продолжалась бы политика воинствующего коммунизма во главе Троцкого и нашего талантливого маршала Тухачевского... А группировка Троцкого после смерти Ленина была на порядок сильнее Сталина. А представьте, что к власти в то время пришел бы отличник Путин В В ...мы все глядим в наполеоны...  Так чего хочет Бог???

0

4

История не допускает сослагательного наклонения. Пауки в банке дрались. Ну победил более хитрый, подлый и амбициозный паучище. Не надо из него делать белого и пушистого кролика.

0


Вы здесь » РНЕ ФОРУМ ПИТЕРСКИХ БАРКАШОВЦЕВ. » Исторические материалы » Сталин и Православие